18 мая 2020 года Юридическому институту СевГУ исполнилось пять лет! От лица компании «Ваш Консультант» я поздравляю Вас с этим первым юбилеем! Станислав Александрович, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли работать в университет.
Спасибо за поздравление! Это действительно важная дата для нас.
Мое взаимодействие с СевГУ и юридическим институтом началось очень интересно. В 2015 году, 5 лет назад, меня направили по заданию министерства (тогда еще образования и науки России) в Севастопольский университет для организации дополнительного образования и налаживания коммуникаций с городом. Параллельно родилась идея создания юридического института в новом университете, проходившем период своего становления, объединяя 7 образовательных организаций в одну.
Создалась рабочая группа, где я выступал как один из инициаторов и участников. Возглавил рабочую группу Владимир Коваль, нынешний директор института. Началась работа по подготовке документации для получения лицензии и, в последующем, аккредитации. В составе группы я довел дело до отправки материалов в Рособрнадзор и вернулся в Москву.
За это время нам удалось наладить хорошие рабочие контакты. Меня звали обратно в Севастополь, и в 2017 году я вернулся работать уже на постоянной основе. Сначала — заведующим кафедры, а потом в 2019 году стал заместителем директора.

Расскажите, как вам живётся в Крыму после переезда из Москвы?
На полуострове, а точнее в городе Севастополе, живется очень здорово! В силу различных обстоятельств мне периодически поступают предложения перейти на другую работу, вернуться в Москву, получать большую зарплату, но мне нравится здесь жить, участвовать в стремительном развитии Юридического института СевГУ. Комментарии о климате, море, культуре, истории и просто образе жизни жителя южного побережья России просто излишни.

Сложная эпидемиологическая обстановка сильно повлияла на все сферы, образование не стало исключением. В апреле все ВУЗы перешли на электронное обучение с применением дистанционных технологий. Какие сложности с переходом возникли и с чем они были связаны?
Конечно, переход на новый формат — сложная и непривычная ситуация для всех. У большинства преподавателей возникли вопросы проведения занятий, отчетности и т.д. Естественно, нас поддерживали министерство, другие образовательные организации, которые уже проводили свои учебные курсы дистанционно. Мы использовали эту поддержку для организации беспрерывного образовательного процесса.
Университет также методически и организационно поддерживал и преподавателей, и институт в целом, поэтому, я думаю, что весь процесс перехода происходил вполне безболезненно.
Изначально было сложно, но в целом преподаватели и студенты уже адаптировались к этому процессу. Всё стабилизировалось, но, конечно, все ждут возвращения к обычному стационарному формату. Он более привычен и эффективен, как мне кажется. Так что проблем больших нет, но все-таки лучше обучаться традиционно.

Как студенты и преподаватели восприняли такие изменения?
Сложно сказать. Потому что одно дело — общение со студентами в аудитории, когда ты можешь понять их настроение, их отношение ко всей ситуации, другое — более формализованное дистанционное общение. Отношение и настроение студентов не улавливаются, поэтому сложно сказать, насколько эффективно проведено занятие.
Мне кажется, студентам было легче адаптироваться, чем преподавателям. Они уже интегрированы в информационную среду при помощи мессенджеров, социальных сетей, различных электронных ресурсов. Тем более,ходить физически никуда не надо, все необходимоенаходится в привычном гаджете или компьютере.
Преподавателям же лучше, когда обучение проходит в аудитории. Многие жалуются, что дают задания студентам и потом получают несколько абсолютно идентичных ответов. С этим приходится бороться, каким-то образом обращать вниманиена самостоятельность выполнения. Одно дело — списывать в аудитории, другое дело — когда за вами никто не наблюдает. Перебросили друг другу варианты ответов, скопировали – и все!
Для преподавателей ситуация сложнее с точки зрения выявления объективности выполненных заданий и понимания того, насколько качественно студент усвоил материал.
Сейчас нам предстоит принимать сессию по скайпу или на других платформах. Грубо говоря, студент может открыть вторую вкладку браузера со всеми ответами. В режиме же очного общения так подглядывать и отвечать невозможно.

Как построена система обучения на сегодняшний день?
Она построена в соответствии с нормативными документами, принятыми и министерством, и Севастопольским государственным университетом. Занятия проходят согласно расписанию. Преподаватели также заполняют свои журналы, старосты – свои.
Учебный процесс не останавливался. Преподаватели либо дают задания, либо записывают лекции, либо проводят их в видеоформате. Некоторые созваниваются по телефону, другие общаются по скайпу или взаимодействуют еще каким-то образом.
У нас была только одна неделя каникул, самая первая. Потом учебный процесс возобновился, и ни одно занятие не выпало из расписания. Эта неделя перенесена, следовательно, сессия, каникулы и практика сдвинуты. Но ни один час, положенный студенту для освоения дисциплины, не упущен.

Станислав Александрович, какие вы видите плюсы и минусы в онлайн-образовании?
Принято начинать с хорошего. Плюсы заключаются в том, что преподаватель нарабатывает определенный материал, осваивает новые технологии, старается принимать решения и работать в новых для себя условиях. Это развивает гибкость, мобильность, может быть, большую востребованность на рынке труда ввиду появления определенных квалификаций и так далее.
Тоже самое можно сказать и про студентов. Их учеба проводилась в двух формах. У меня, допустим, не было дистанционного образования, когда я учился. И наверное, это минус, потому что для меня ситуация с переходом была несколько сложна.
Наши выпускники и студенты в случае возникновения похожей ситуации уже будут готовы проходить онлайн-собеседования, организовывать работу дистанционно, потому что уже попробовали эти инструменты и поняли, как это работает.
Но, а минусы — это отсутствие реального общения. Сейчас существует тенденция записывать лекции с возможностью последующего обновления и дополнения. Я против этого: каждый раз я на лекции рассказываю о новых аспектах, подаю информацию по-другому. И каждый раз общение с аудиторией строится по-разному.
Конечно, такие записи можно применять, но только для тех, ктомотивирован, заинтересован в том, чтобы прослушать именно эти курсы или лекции и что-то узнать. Например, если вы хотите разобрать телевизор, потому что он сломался, то вы заинтересованы и ищете необходимый контент на ютубе или же инструкции для того, чтобы поставленную задачу решить.
Когда же студент каждый день сталкивается с кучей предметов, то считает, что часть может не пригодиться. Например, один хочет работать следователем, другой, допустим, юрисконсультом в конкретной организации. Первый уделяет меньше внимания гражданскому праву, а второй «откидывает» уголовное, хотя они все необходимы. При применении дистанционных технологий, естественно, что-то будет «перематываться», какие-то лекции вообще не будут просматриваться.
Я подозреваю, что студент может просто включить онлайн-лекцию, чтобы посещение было зафиксировано, и заниматься абсолютно другими делами. Опять же, при живом общении это невозможно. В этом минус дистанционных технологий.

Как опыт удаленного обучения скажется на системе образования России? Что изменится?
Я считаю, что многие разработают дистанционные курсы. Сформированные за время онлайн-обучения соответствующие материалы станут доступны, и появится новая информационная среда качественного содержания. В этом определенный плюс.
Но коренных изменений, я думаю, ждать не стоит. По крайней мере, по нашему профилю. В юриспруденции очень важно живое общение, потому что юрист — не просто тот, кто может найти какой-либо нормативный акт, а тот, кто работает с клиентами и профессионально выступает в суде. В такой работе необходимы навыки живого общения и, конечно, дистанционное образование никак не восполнит этот пробел.

Сможет ли когда-нибудь дистанционное обучение стать стандартом?
Абсолютно нет. Только как часть обучения для тех, кто мотивирован и заинтересован в получении конкретного знания. Например, студент сможет прослушать узкий курс для себя или овладеть какими-то знаниями, умениями, навыками. В данном случае это хорошее дополнение в систему образования. Но стать стандартомдистанционное обучение, конечно, не сможет.

В вашем вузе процветает научная и общественная жизнь. В каких направлениях может развиваться студент именно в юридическом институте?
Здесь полная свобода действий. У нас студенты занимаются тем, что им интересно. Они одерживают победы и берут призы в большом количестве конкурсов регионального и всероссийского масштаба.
Совсем недавно нам пришли дипломы достаточно известного среди студентов-юристов всероссийского конкурса «Моя законотворческая инициатива». Еще я, будучи студентом, в нем участвовал. Нам пришли 2 диплома победителей конкурса, причем одна работа была посвящена территориальному устройству города Севастополя, а вторая — регулированию геномных исследований, то есть, абсолютно разные, а где-то и диаметрально противоположные тематики.
Компания «Ваш Консультант» также проводит конкурс «Профессиональный юрист», больше направленный на практику. Наши студенты всегда себя проявляли в нем. В частности, в последнем конкурсе наша магистрантка заняла первое место. 2 года назад наш бакалавр-второкурсник, занял третье место в одной из номинаций, опередив адвокатов и практикующих юристов.
Надо отметить, что у нас в Юридическом институте работает юридическая клиника, где студенты под руководством преподавателей оказывают бесплатную юридическую консультацию малообеспеченным и социально незащищенным категориям граждан. Среди таких юридических клиник также проводятся всероссийские конкурсы. Наши студенты уже дважды занимали призовые места.
Специфика Юридического института именно Севастопольского государственного университета — это акцент на морское право, востребованное, необходимое и наиболее приближенное для нас. В этом направлении у нас тоже есть победители всероссийских конкурсов с работами, посвященными именно морской тематике.

Запланированы ли какие-нибудь мероприятия в честь юбилея Юридического института?
Сами понимаете, сейчас из-за пандемии сложилась сложная ситуация. У нас были запланированы традиционный концерт, посвященный дню рождения Юридического института, собрание коллектива с вручением дипломов и грамот наиболее отличившимся. Также в университете за каждым из институтов закреплены памятники регионального или местного значения, посвященные Великой Отечественной войне. Было запланировано проведение мероприятий по уходу за памятником, которое мы хотели приурочить к пятилетию института. Но, к сожалению, данная ситуация наши планы изменила, и пришлось все мероприятия перенести до особого распоряжения.

Станислав Александрович, как изменился институт за эти пять лет?
Институт изменился достаточно существенно за эти годы. В 2015 году мы получили лицензию. В штате состояли единицы: директор, методист и еще пара человек. На сегодняшний день работает свыше 40 преподавателей. У нас самая большая остепененность преподавательского состава: ученую степень кандидата или доктора наук, по последним подсчетам,имеет 95% преподавателей. Чтобы создать сильный профессорско-преподавательский состав, нам удалось привлечь представителей разных традиционных юридических школ: Московской, Харьковской, Челябинской или Уральской, как ее еще называют. Я фактически до определенного момента являлся представителем Московской юридической школы.
Мы начинали с бакалавриата. Я помню, что в 2016 году велись разговоры о том, что магистратура в Крыму должна быть только в одном вузе, в Крымском федеральном. Но тем не менее сегодня открыта магистратура и у нас. Студенты-магистры учатся по двум направлениям, но с нового учебного года их станет четыре, так как ведется работа по расширению этого перечня. С первого сентября у нас откроется аспирантура. Также подготовлены документы, которые прошли предварительное рассмотрение на открытие диссертационного совета, что тоже является достаточно хорошим достижением.
Наши преподаватели и студенты уже не периодически, а регулярно становятся победителями различных конкурсов. Недавно привезли диплом конкурса, который проводился уполномоченным по правам человека в РФ: наши преподаватели совместно со студентами подготовили видеоролик, занявший призовое место.
За пять лет повысилась и публикационная активность. Считается, что в международных научных базах юристам опубликовать свои материалы практически невозможно. Но за столь небольшое время у нас уже 8 таких публикаций, почти 100 публикаций в журналах Высшей аттестационной комиссии, и мы уже не считаем работы, которые входят в систему Российского индекса научного цитирования.
Наши студенты получают гранты и финансирование на проведение научной работы. Их интересы находят финансовое подкрепление, что тоже является нераспространенной практикой в других университетах. Можно бесконечно продолжать о том, чего удалось достигнуть за эти 5 лет.

Каковы дальнейшие планы, в том числе и по научному развитию института?
Как я уже говорил, мы хотим расширять студенческий состав, поэтому планируем расширять магистратуру. Уже готовятся документы относительно открытия новых направлений. Для того чтобы люди могли найти себя по интересам и не просто получить «корочку», а действительно поучиться, позаниматься тем, что им будет интересно: международный блок, уголовно-правовой блок, гражданско-правовой, морской и т. д. Это все будут отдельные профили, которые можно выбирать юристам.
Планируем, чтобы по максимуму у нас защищались преподаватели. Хотим воспитывать молодежь, омолаживать наш профессорско-преподавательский состав, благодаря аспирантуре. Надеюсь, и будущий диссертационный совет станет хорошим подспорьем для этого.
Хотелось бы привлекать больше внешних финансовых средств, в том числе и посредством грантов.
На базе нашего института функционирует научно-образовательный и научно-экспертный центры. Научно-образовательный направлен на избирательное право, а научно-экспертный — на общую работу, чтобы организовывать научную коммуникацию на территории Крымского полуострова. В этой части мы хотели сделать востребованными экспертные заключения,предложенные нашим институтом по тем или иным вопросам. Это может пригодиться адвокатам и судьям их практической деятельности.
Есть идея оборудовать у нас полноценный судебный зал. Он уже существует, не хватает только системы аудио- и видеофиксации, так как нельзя делать запись на простые видеокамеры. Сейчас она находится на закупке. Когда у нас появится эта система, мы бы хотели выйти с предложением на суды Севастополя, чтобы там, где это позволяет законодательство, проводить выездные судебные заседания или процедуры медиации в нашем зале. Так наши студенты смогут наблюдать за ходом заседаний. Это еще больше сплотит науку и практику.