Накануне Международного дня защиты детей мы снова встретились с Уполномоченным по правам ребёнка в городе Севастополе Мариной Леонидовной Песчанской. В нашей беседе мы обсудили изменения, которые произошли в работе Аппарата после нашей предыдущей встречи в 2017 году, вопросы информационной безопасности детей и правовые полномочия детского омбудсмена в России.

Здравствуйте, Марина Леонидовна. Наша предыдущая встреча состоялась два года назад. Расскажите, что важного произошло в работе Аппарата за это время и что изменилось.
В Севастополе уполномоченный по правам ребёнка и Аппарат уполномоченного начали работу в 2016 году. По сути, я первый уполномоченный по правам ребёнка в Севастополе. Потому и ответственнее моя миссия. С учётом того, что должность была совершенно новая, многие не понимали, что это и зачем. Мне недавно сказал отец Сергий, благочинный нашего Севастопольского округа: «Вы знаете, все наблюдали, как уполномоченный утвердится в городе Севастополе, но теперь мы полностью согласны, что это должность, которая нужна, потому что вы защищаете детей».
Работа уполномоченного по делам ребёнка по своим должностным обязанностям не похожа на работу других органов, ведь другие органы власти – МВД, следственный комитет, прокуратура – защищают детей от опасности и вредного воздействия, а уполномоченный следит за соблюдением справедливости решений, принимаемых в отношений детей. Уполномоченный по правам ребёнка в Севастополе занял свою нишу в системе защиты ребёнка.

На вопрос «От кого или чего нужно защищать детей?» чаще всего отвечают: «От взрослых». Что вы думаете по этому поводу?
В толковом словаре Даля слово «защищать» толкуется следующим образом: «Оберегать, предостерегать, не давать в обиду, охранять». Поэтому вопрос, от кого защищать, несколько меняется. Ребёнка мы должны защищать от всех рисков, от всех угроз здоровью и жизни, а источником этих рисков могут быть и взрослые, и дети. Мы защищаем детей от насилия и произвола как явлений. А кто это делает, взрослые, дети или даже животные, – это уже вопрос другого порядка.
Детство нужно охранять и предостерегать детей от своих же ошибок и от обид, которые могут нанести другие. Рядом с добром всегда будет зло, но здесь должен работать закон, а мы должны работать с детьми, рассказывать им о правах и обязанностях, о ценности жизни, о необходимости развития собственных талантов. Именно это позволит в конечном итоге воспитать правильного гражданина.
Отдельный фактор – территориальная неустроенность. Второй год мы проводим акцию «Безопасное детство», призванную защитить детей от рисков в летнее время, когда они не в школе. Риски эти остаются даже в квартире: маленькие дети, к сожалению, падают из окон, выпадают из кроватей или находят и принимают лекарства. Дальше ребёнок выходит во двор, и там его тоже подстерегают опасности: машины, травмоопасные детские площадки и подъезды. А дальше он выходит в большой мир: он идёт по улице, а на дороге автомобили. Если ребёнка не учить быть осторожным, то весь окружающий мир будет представлять опасность.
Так что с формулировкой «защищать от взрослых» я не согласна. Мы должны защищать детей от несправедливости и различных факторов риска.

Что нужно сделать для того, чтобы все дети были счастливы?
Все должны понять, что мир – это, прежде всего, охрана детства. Тогда будут счастливые дети. Для этого достаточно просто относиться к ребёнку как к личности. У нас культура уважительного отношения к ребёнку не сформирована: общество относится к ребёнку как к «менее человеку» и «менее гражданину». Задача взрослых и уполномоченного в том числе – объяснять, что пришедший в жизнь ребёнок сразу имеет все права, которыми наделён взрослый, только нуждается в особой заботе и защите.

В современном мире актуальна защита детей от нежелательной информации. Как организована работа ведомства в этом направлении?
От того, какой информацией будет наполнено детское сознание, зависит правильное формирование личности ребёнка. Мы должны понимать, что до определённого возраста ребёнку нельзя получать информацию, которую его сознание не сможет переработать. В качестве основы нужно закладывать мысль о том, что мир добрый и правильно расположен к ребёнку, но в этом мире есть и то, чего необходимо остерегаться.
К сожалению, сегодня в интернете ребёнок может найти информацию, пропагандирующую насилие, жестокость, половую вседозволенность. Практически ежедневно создаются молодёжные объединения, которые за основу берут неправильные нравственные ориентиры. Уполномоченные – это как раз те люди, которые исследуют ситуацию в обществе. Раз в год мы собираемся в Москве на съезде, на котором выносим на обсуждение исследованные нами вопросы и пред лагаем изменения, которые необходимо внести в федеральное законодательство, для того чтобы информационная среда была защищена. Так мы выходили с предложением преследовать по уголовным статьям тех, кто занимается в социальных сетях вовлечением в так называемые «группы смерти». Тогда Яровая (Ирина Анатольевна Яровая, Заместитель председателя Государственной думы. – Ред.) внесла своё предложение: это была статья об уголовной ответственности за такие действия.
Дети, в силу своей невовлечённости в активную жизнь, любопытства ради, слыша эту информацию, находят эти группы, попадают в это игровое пространство. Они, к сожалению, не понимают, что жизнь их конечна. Это коснулось и нашего города. Дети выполняли задания из подобных групп, и никто не знал, что с этим делать.
Мы занимаемся сейчас и другим важным вопросом. Как известно, у нас есть закон 436-ФЗ «О защите детей от информации». Ко мне полтора года назад обратилась женщина и подняла вопрос о том, чтобы в пятый пункт этого закона, где приводится перечень негативной ин формации, включить информацию от знахарей, гадалок, экстрасенсов и людей, занимающихся магией. Мы с ней регулярно ходили на встречи с депутатами Госдумы, мы написали письмо в Совет Федерации, написали письмо на имя Кузнецовой (Анна Юрьевна Кузнецова, Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка, – Ред.). Эта женщина обосновала, почему это опасно. Она сама стала жертвой таких людей. Когда она лечила своего ребёнка, она пошла по этому пути: обратилась не к врачам, а к гадалкам. В результате в семье произошла трагедия, и теперь она добивается, чтобы в закон были внесены эти профессии, хотя я их даже и профессиями не считаю.

Вправе ли уполномоченный самостоятельно лоббировать законодательные изменения в своей сфере?
К сожалению, уполномоченные не наделены правом законодательной инициативы, но у нас есть хороший рычаг. Это доклады уполномоченных, на основании которых Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка, делая доклад Владимиру Владимировичу Путину, озвучивает необходимые законодательные инициативы. Владимир Владимирович Путин, соглашаясь с доводами уполномоченных, сам способствует тому, чтобы в Госдуму были внесены предложения, которые выдвигаются. И по информационной безопасности мы вносили именно такие предложения.
Лично я, когда мне, например, поступают заявления, что по городу висит реклама сомнительного характера, которая пропагандирует насилие или сексуальную развращённость, и я это сама вижу, подаю заявления в ФАС, указывающие на признаки нарушения антимонопольного законодательства.
В моём понимании, чтобы информационное поле было благоприятным для ребёнка, нужно возвращать прежнюю традиционную систему ценностей. К сожалению, это не так легко сделать.

В своей работе уполномоченный по правам ребёнка ограничен действующим законодательством. Достаточно ли сегодня у детского омбудсмена правовых инструментов для эффективного решения поставленных задач?
Если ограничиваться только действующим законодательством, то недостаточно. Но если омбудсмен – это человек, ищущий пути, то их можно найти всегда и сколько нужно. Как я уже говорила, с законодательной инициативой мы можем обращаться к уполномоченному при Президенте. Она на основании наших докладов пишет свой доклад и отправляет его вместе с нашими в Администрацию Президента, и потом мы получаем обратную связь. Есть у нас и другие полномочия. Например, мои обращения в ответственные ведомства уровня губернатора должны приниматься незамедлительно, и вопрос должны рассмотреть в течение пятнадцати дней, а если вопрос очень серьёзный, и речь идёт об угрозе жизни или здоровью, то в ещё более краткие сроки.
Мы выступаем на телевидении, потому что мы публичные личности и обязаны давать комментарии по любой истории, связанной с нарушением прав детей. Даже когда я просто хожу по городу, я отношусь к окружающему миру не просто как человек, а как должностное лицо и фокусирую своё внимание на том, где необходимо решить тот или иной вопрос, и какие службы к этому нужно подключить.
Нам очень не хватает возможности самостоятельно выходить с иском в суд как уполномоченным по правам ребёнка. Такими полномочиями наделены многие должностные лица, в том числе уполномоченный по правам человека. Мы таким правом не наделены, но у нас есть право подавать ходатайство в суд, где идут разбирательства в отношении места жительства ребёнка, алиментных обязательств или насилия по отношению к ребёнку. В городе Севастополе уже все суды считаются с заключениями уполномоченного, хотя на первых порах работы института уполномоченного в регионе участие Уполномоченного по правам ребёнка или его представителя судами ставилось под сомнение. К сожалению, мы входим только в качестве третьего лица и только с самого первого заявленного предварительного заседания, но, тем не менее, мы входим в суд, и судьи уже учитывают наши заключения и мнения, что меня очень радует: из одиннадцати судебных заседаний, в которых мы принимали участие, в девяти было решение дела в пользу ребёнка.

Марина Песчанская на встрече Детского совета при Уполномоченном по правам ребёнка в городе Севастополе с сотрудниками УФССП по городу Севастополю
Марина Песчанская на встрече Детского совета при Уполномоченном по правам ребёнка в городе Севастополе с сотрудниками УФССП по городу Севастополю

Что это были за дела?
На этих заседаниях отношения выясняли родители. Меня очень расстраивает такая статистика. Первое место по обращениям граждан занимают нарушения прав детей, допущенные их же родителями. Казалось бы, самые близкие люди не должны причинять вред ребёнку, а у нас только в 2017 году было два отобрания, когда родители позволили себе физическое насилие с инвалидизацией детей, в 2018 году одно отобрание. Органы опеки и попечительства применяют такую меру, если только есть прямая угроза жизни или здоровью, но я не говорю о тех отобраниях, которые производит полиция по актам безнадзорности и беспризорности. У нас таких 122 в этом году.
Возвращаясь к вопросу о полномочиях. Тот уполномоченный, который видит проблему и ищет пути её решения, обязательно решит её в рамках действующего законодательства. Нужно лоббировать законодательные изменения, но не в своих интересах, а в интересах ребёнка. Мы лоббируем интересы ребёнка и в судебных заседаниях, и в федеральном законодательстве, когда в него нужно внести системные изменения. Деятельность уполномоченного как раз и заключается в том, чтобы видеть системные недоработки и вносить предложения, чтобы Государственная Дума или субъектовый законодательный орган отработали наши предложения на своём уровне.

Какими качествами должен обладать работник Аппарата? Что требуется от него в первую очередь: чёткая исполнительность и личное отстранение от проблемы или наоборот – максимальная эмоциональная вовлечённость в неё?
Работник Аппарата, конечно же, должен соответствовать всем требованиям законодательства, потому что он государственный служащий, но я искала тех людей, которые мне не скажут: «У меня рабочий день до шести, и я ушёл». Я искала людей, которые будут брать с собой рабочий теле- фон на субботу и воскресенье. Люди, попавшие в трудную ситуацию, должны иметь возможность нам позвонить, а такие ситуации случаются не только в рабочее время, а всегда – даже ночью. Я задаю на конкурсе вопросы, которые дают мне понять, готов ли человек жертвовать со- бой, своим временем, когда необходимо помогать детям.
К сожалению, человечность становится всё более редким качеством, но в человеке, который работает в Аппарате, должно быть всё это. Он должен быть хорошим исполнителем, он должен быть знающим человеком, он должен понимать детей, быть своего рода психологом. Я считаю, что сегодня я подобрала команду, которая работает с сердцем. Без сердца и души в Аппарате уполномоченного делать нечего.
Мера цивилизованности общества или отдельно взятого города как раз и определяется отношением к детям и старикам. Когда мы понимаем, что дети – это основа нашего же безоблачного будущего, то есть старости, тогда всё получается.